Cassandra Wolkowa
фанфикшен, повести, драбблы, стихи
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Cassandra Wolkowa


Hey, gu(a)ys! Wolkowa 
• отказываюсь от причастности к какому-либо фандому.
• не претендую на гениальность.
• химически агрессивна.

don't touch me. i am hater. | я ненавистник. не трогай меня.
don't love me. i am killer. | я убийца. не люби меня.
don't trust me. i am gamer. | я игрок. не доверяй мне.
don't forgive me. i am striker. | я атакующий. не прощай меня.
don't annoy me. i am sister. | я сестра. не раздражай меня.
don't regret me. i am fighter. | я боец. не жалей меня.
don't forget me. i am lover. | я любовник. не забывай меня.
don't use me. i am dreamer. | я мечтатель. не используй меня.
don't blame me. i am writer. | я писатель. не вини меня.
don't lie to me. i am believer. | я верящий. не лги мне.
don't look for me. i am outsider. | я аутсайдер. не ищи меня.
don't check me up. i am cheater. | я обманщик. не проверяй меня.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 10 октября 2013 г.
Противоположности не притягиваются. (написано в бреду. нечто личное. 03:01, 24/07/2013) Wolkowa 17:16:01
Мне семнадцать. И я не верю в чудо.
Впервые в жизни нечего сказать.
Внутри бушует зимняя простуда,
Пытаясь внутренности в клочья разодрать.

И люди говорили: "Будь мудрее.
Ты молода, а жизнь - не кино".
Теперь я Моцарт, преданный Сальери,
Но добровольно бросивший мышьяк в вино.

"Люблю тебя" - последний раз признаюсь.
Душа порывисто трепещет под огнем.
И снова с крыши камнем вниз бросаюсь.
Я здесь одна, хоть мы сидим вдвоем.

А лето в клочья. И в глазах насмешка.
Ты слишком пьян, а я больна.
Кто здесь король, а кто тут пешка?
Ты - мразь. И это не моя вина.

"Ты понимаешь, что это не взаимно?".
Киваю. Пульс на ноль. Зубами рвать губу.
Кричать - так глупо, рыдать - так примитивно.
Закрой глаза и, не дыша, иди ко дну.

Когда слова кажутся пустыми,
И нет сил выстрелить в ответ -
Стреляй себе в висок: навылет, холостыми.
Раскрой последний, но простой секрет.

И слез нет, и не тянет закурить.
И злоба горькая не отравляет разум.
Лишь с треском оборвалась та нить,
Что соединяла меня с этой заразой.

А мне семнадцать. И я узнала, что могу любить,
Быть верной: духом, сердцем, телом.
И я знаю, что не смогу теперь забыть
Отчаянность души и неумелость.

Я отпустила: я ведь сильная, смогла.
Я укротила свои больные мысли.
Убила то, что так ревниво берегла.
Хэй, Макс... Я буду лучшим, что было в твоей жизни.
­­

Категории: Стихи, Личное, Три Имени
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 5 августа 2013 г.
5/08/13 Wolkowa 07:42:54
Сегодня пятое августа, и я с внезапной отчетливостью поняла, что стою на пороге "взрослой жизни".
На носу переезд, университет, новый город, новые люди, новые перспективы.
И я не уверена, что готова принять эти перемены.
В школе - и в средней, и в старшей я была фриком.
В средней школе публика делилась на крутых и не очень. Да, угадайте, кто отказался курить и не появлялся на самых крутых тусовках? Я стала фриком уже тогда, когда решила выделиться и стать тем, кто отличится от этого стада. С одной стороны, предки должны гордиться мной - я не стала элементом толпы, я не курила, не пила, не ругалась матом. А с другой - я получила только за то, что назвала одноклассников "стадом". До сих пор помню этот разговор:
- Почему ты стоишь одна? Таня стоит с мальчиками, общается, а ты...?
- Я не хочу ходить с ними. Они всегда вместе. Как стадо.
- Как стадо?! А чем ты лучше?!

Да, спасибо за убитую самооценку. Ничем я не лучше курящего-пьющего стада. Ничем. Абсолютно. И все то, что я делала и делаю - зря. Нужно было пить, курить и колоться, правда, а?
Ну, может, если бы я и курила это дешевое дерьмо, меня бы не шпыняли в средней школе, не подставляли бы подножки, не отбирали бы мои вещи, не смеялись бы над моими словами и поступками, не мешали бы спокойно проходить, не издевались бы над моим весом, не выбирали бы последней на физкультуре, не делали бы из меня морально униженного подростка. Впрочем, спасибо им за это. Я стала сильнее.
А что изменилось в старшей школе? Многое. Я осталась фриком. Но я стала агрессивным фриком. До сих пор помню первую драку - на третьем этаже перед уроком математики, с одноклассником. До крови не дошло, но головой об пол приложила я его мощно. Может быть, после этого меня перестали задирать, не знаю. Но в старшей школе я научилась показывать фак тем, кому я не нравлюсь, и посылать их матом - так, как они этого заслуживают.
- Ты думаешь, ты лучше своих одноклассников? Почему ты ставишь себя выше?
- Я никогда так не говорила. Не выше. Просто отдельно.

Кто говорил мне быть собой и не становиться придурком со стадным инстинктом? Чего вам не нравится сейчас, а? Вы даже понятия не имеете, через что мне пришлось пройти в средней школе, чтобы стать собой - тем, кем мне нравится быть. Где вы были, когда я прятала под кофтами синяки? Где вы были, когда я ревела в школьных туалетах?
Забили на меня в свое время - принимайте то, что получилось: озлобленную на весь мир тварь.
И сейчас, глядя на буклет своего университета, я пытаюсь понять, смогу ли я справиться с этой новой, "взрослой" ответственностью. Смогу ли я стать нормальным человеком (о чем я так часто мечтала?) или стоит остаться собой - странной, неправильной, агрессивной, но поступающей так, как считаю нужной, а не так, как надо. Смогу ли я влиться в общество? Нужно ли мне это после того, как я привыкла быть аутсайдером? Нужно ли им это? Стоит ли? Смогу ли я хотя бы попытаться быть нормальной? Стоит ли?
Я не боюсь. Я просто понимаю, что будет очень сложно.


Ты можешь стать великим, подмять под себя это стадо и повести за собой – безвольных и тупых, готовых из страха выполнить любую твою прихоть, даже самую идиотскую. Ты можешь стать тем, по кому это стадо пройдется сотни раз, пока не раздробит все твои кости. Или можешь остаться в стороне - загадочным и одиноким, тем, кого побоятся лишний раз задеть, и будут льстиво скалить зубы, желая твоего расположения. Но в своих кругах тебя будут просто ненавидеть. И тогда я буду гордиться тобой. Если ты не опустишься на гребаное дно, полное разврата, дешевой теплой выпивки и наркоты. Но когда-то даже тебя, такого влюбленного в жизнь, любимые родственники рано или поздно заколотят в деревянном ящике, бросят в яму и бросят сверху горсть земли и пару затрепанных цветов. И, поверь мне, тебе будет уже наплевать, кто будет там, несколькими метрами выше, поливать свежую грязь соленой водой и завывать в фальшивом отчаянии. © Chemical Aggression

Категории: Chemical Aggression, Личное, Заметки
Прoкoммeнтировaть
пятница, 26 июля 2013 г.
®-D. Wolkowa 10:17:46
Холодные пальцы. Мысли чуть странные.
С надеждой читать сообщения спамные.
У прохожих искать глаза изумрудами.
И с тоской понимать, что страдает простудами.
В отражении луж искать оправдание.
Подавлять в душе ледяное восстание.
Унимать в груди боль от судорог в сердце.
Улыбаться, слушая скрипящие дверцы.
По утрам, спотыкаясь, бежать к телефону.
Сочинять сказки родным и знакомым.
С усмешкой читать переписки в архивах.
На закаты смотреть, сомневаясь в мотивах.
Календарь изуродовать кривыми крестами.
И во сне ловить твой голос губами.
Проклинать, кричать, срывать хриплый голос.
Забывать вечерами – зачем же боролась.
Головой от бессилия биться о стены.
Не умею красиво уходить я со сцены.
Падать в истерике, запершись в ванной.
И пускай за спиной назовут чуть-чуть странной.
А ночами сидеть, ожидая онлайна.
Ведь не может все так оборваться случайно.

00:16, 27/06/2012

Категории: Стихи
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Макс. Цикл "Три имени". Wolkowa 10:16:50

И приступ слез, истерики и боли.
Под эффектом шока путаю пароли.
И в каждой фразе знак вопроса.
А пальцы трясутся из-за невроза.
Растерянность. Тревога. И обида.
И снова этот смайл. Просто так. Для вида.
А голова болит от мыслей и догадок.
Удар об стену. И приступ боли сладок.
Волну истерики заглушит одеяло.
Кусаю губы в кровь. Но этого мне мало.
Тихо скуля, зароюсь под подушку.
Дико ломает. И мысли странно душат.
И тело бьется в конвульсиях в постели.
А сердце стучит от боли еле еле.

[Cassandra Hellsing]
13:48;20.02.2012.

Категории: Стихи, Три Имени
Прoкoммeнтировaть
Макс. Цикл "Три имени". Wolkowa 10:15:59
Так странно. Ты так близко.
Ты теплый. Даже слишком.
Пульс забился. Слышишь?
Ты очень жарко дышишь.
Держу твои ладони.
Сердце. Как в агонии.
Ловлю твое дыхание.
Губами так. В молчании.
Мысли. Как в тумане.
В груди бушует пламя.
Прижмусь к тебе. Так сильно.
Душой своею пыльной.
Мыслями раздетыми.
Безумными рассветами.

6/01/2012

Категории: Стихи, Три Имени
Прoкoммeнтировaть
Max/Mark. Цикл "Три имени". Wolkowa 10:14:46
Серый снегопад -
Вихрем через сон.
И в мыслях вроде рад,
Но все еще влюблен.
Пусть молча догорит
Яркость ноября.
Зима нам все простит,
Избавив от огня.
Иней в волосах,
Холодно дышать.
Застыл зрачок в глазах,
Сильно тянет спать.
Снежинки на ресницах,
Город подо льдом.
Ведь вроде рай не снится,
Значит, это сон.

01\12\2011

Категории: Стихи, Три Имени
Прoкoммeнтировaть
Max. Цикл "Три имени". Wolkowa 10:13:58
И, на осколки разбиваясь.
Я пульс делю напополам.
И, каждый раз опять пытаясь,
Я всё расставлю по местам.
Изрезав мыслями ладони,
Я сохраню твой хрупкий мир.
И я закрою на пароли
В душе всё то,что ты дарил.
Я для тебя пойду по краю.
Закрыв глаза. Не глядя вниз.
Я на сто десять доверяю.
Тебе себя и свою жизнь.

27/09/11 03:47

Категории: Стихи, Три Имени
Прoкoммeнтировaть
пятница, 7 июня 2013 г.
Chemical aggression. [Teenagers]. Глава 3. Озверевший. Wolkowa 12:29:41
Я всегда считал, что история - один из самых бесполезных и глупых предметов, которые преподают в учебных заведениях. Как мне поможет в жизни знание о том, когда и зачем кто-то откуда-то что-то сделал? Зачем, просто зачем мне это знать? Пусть хранится где-нибудь в темных архивах и в книгах, у которых страницы пропитались пылью - кому надо, найдет и прочтет. Лично мне не нужно забивать этим дерьмом голову.

Поэтому я с чистой совестью уткнулся лбом в скрещенные на столе руки и дремал, не особо вслушиваясь в лекцию. Над ухом периодично раздавался металлический лязг, но он не особо мне мешал, поэтому обнаружение источника шума я решил отложить на потом. Передо мной сидел Боб - тот самый широкоплечий блондин. Его широкая спина закрывала меня от преподавателя, поэтому я мог не опасаться быть обнаруженным с лужицей слюны под носом.


Всем известно это ощущение - одна часть сознания погружена в сон, а другая часть цепляется за реальность, хватаясь за любые раздражители и всячески сопротивляясь первой. Так и я развалился на парте, слушая надоедающий стальной тихий лязг и вроде засыпая под этот мелодичный шум.


-Задрал, прекращай! - проворчал я. В ответ раздалось тихое ехидное хихиканье.

Мой сосед по парте, Джерард, с самого утра был весьма тих - даже не шмыгал своим дурацким вздернутым носом. Я клевал носом, и решил оставить парня в покое на сегодняшний день - мне казалось, что это весьма щедрый подарок от такого, как я, такому, как он.

Видимо, Уэй этого не оценил, потому что в следующий миг он дернул меня за прядь волос и снова раздался холодный лязг - прямо возле уха. Я подскочил и успел увидеть, как Джерард с самым невинным видом стряхивает мои волосы на пол.

-Блядь... Ты что творишь!? - прорычал я тихо, пальцами проверяя ухо на целостность.

-Тебе не помешает постричься, - улыбнулся Уэй своей разбитой губой. Я заскрипел зубами и резким движением схватил его за воротник его черной рубашки.

Парень лишь предостерегающе зацокал в ответ. На его лице не было ни одной эмоции. Я почувствовал, как к горлу прикоснулось холодная сталь.

-Еще один выпад с твоей стороны, сученыш, – и ты познакомишься с моей игрушкой поближе, - прошипел он почти ласково. Затем, резким движением высвободившись из моей хватки, спрятал складной нож в рукаве.

Несколько минут я приходил в себя после шока. Нет, я не испугался холодного оружия – я часто чувствовал эти леденящие прикосновения. Но никак не ожидал этого от этого художника-фрика, который сейчас с самым спокойным видом рисует свои каракули в своей папке. Я просто не был готов к ответной агрессии – видимо, слишком привык к своему положению в колледже. Да и не скажешь по этому тощему неудачнику, что он способен показать зубы.

Успокоив дрожь в руках, я принялся разглядывать своего соседа по парте. Сведенные на переносице от напряжения брови, длинные ресницы, подчеркнутые скулы, спутанные черные волосы, тонкие губы. Все казалось мне омерзительно женственным и искусственным – будто аккуратно вырезанная кукла, полная дерзости. Всегда ненавидел кукол – ненастоящих, податливых, готовых выполнить любую прихоть чужих рук.


Со звонком он ловко закрыл папку и вылетел из кабинета. Я побросал учебники в сумку и медленно вышел вслед за ним, все еще пребывая в прострации.

-Эй, Фрэнк! Фрэнк!

Я нехотя обернулся, и на моих плечах повисло нечто пушистое и тяжелое – колени подогнулись под весом этой туши.

-Торо, слезь с меня! – заорал я, испугавшись, что сейчас упаду на пол и останусь похороненным под этой массой. Рэй захихикал своим тонким девчачьим голоском, и я наконец смог сбросить его с плеч. Парень ловко приземлился на одно колено.

-Чего такая недовольная физиономия, Айеро? – пропищал он. – Неужели получил повестку в суд?

-Еще нет, - отозвался я сухо. – Не отстанешь – обязательно получу.

Рэй Торо – кудрявый пухлый парень с забавным высоким голосом, он был одним из немногих, кто меня не боялся. Наверное, все дело в его пацифизме – парень никогда не начинал драку и всячески избегал конфликтов. Я просто не видел в нем соперника или жертву – он был слишком… гуманным. Его вечная привычка помогать раздражала меня так часто, как спасала от проблем. В прошлом году он нередко прикрывал мою задницу перед копами или преподавателями, придумывая вполне правдивые отмазки.

-В столовую? – спросил он, не обращая внимания на мое ворчание. Я поморщился, почувствовав неуютное ворчание в желудке, и кивнул.

Мы направились в столовую вместе. Мне не нравилось общество Торо, но спорить не хотелось - я искал глазами черные взъерошенные волосы в толпе студентов. Мимо проходили люди – здоровались, трепали по плечу. Я искренне ненавидел каждого из тех, кто прикасался ко мне. Хотелось разорвать каждого из них на сотни шматков, отодрать их грязные руки и переломать все пальцы, наслаждаясь звуком ломающихся костей и рвущихся мышц. Я косился на болтающего Рэя, который мог абсолютно случайно оказаться в зоне поражения и попасть под горячую руку – не хотелось калечить беднягу.

Встряхнув головой, я попытался избавиться от лишних мыслей. Торо не замолкал ни на секунду, закидывая в свой поднос все подряд. Я шел рядом, не особо вслушиваясь в его треп, и взял лишь банку газировки. Мы уселись в самом углу. Вернее, уселся я – Рэй просто плюхнулся рядом, продолжая трепаться.

С приятным шипением крышка отлетела в сторону. Кислота обожгла горло, я поморщился. Рэй не затыкался. Я чувствовал вновь просыпающееся раздражение.

-Ты можешь… - начал я, но тут же замер, оборванный истеричным криком.

-ТЫ ВСЕГДА ТАК ДЕЛАЕШЬ! ТЫ ВСЕГДА ПОСЫЛАЕШЬ МЕНЯ НА ХУЙ, КОГДА Я ХОЧУ ПОГОВОРИТЬ!

-Заткнись, твою мать! – прошипел в ответ недовольный знакомый голос. Мы принялись оглядываться, пытаясь найти спорящих.

-НЕ ЗАТЫКАЙ МЕНЯ! – продолжал кричать парень, срывая голос. – ТЫ ВСЕГДА ВЕДЕШЬ СЕБЯ, КАК ПОСЛЕДНИЙ УБЛЮДОК, А НА САМОМ ДЕЛЕ ТЫ ПРОСТО…

-ЗАТКНИСЬ! – рявкнул снова второй. Послышался звук удара. Кто-то свалился на пол. По столовой прокатилась волна шепота.

И тут я увидел их. С пола поднимался сутулый тощий парень с копной взъерошенных темно-русых волос, пряча от всех лицо. Я видел лишь его покрасневшие уши.

Над ним стоял, нахмурившись, Джерард. Я видел, как он сжимает и разжимает длинные тонкие пальцы, как тяжело вздымается его грудь. Он… он ударил очкарика?

Очкарик тем временем вылетел из столовой, сбивая студентов и опрокидывая подносы. Я проводил его задумчивым взглядом и уставился на брюнета.

-Зачем? – произнес я. Мой голос эхом пролетел по притихшей столовой. Джерард перевел свой странный взгляд на меня и снова оскалился. Мне кажется, в этом году я стану убийцей. Родители часто говорили мне, что этим закончится моя жизнь.

-Не обращай внимания, Фрэнки, - сладко пропел он, вызывая своим голосом во мне волну отвращения. – Просто семейная беседа. Ничего лишнего, малыш, так что давай обойдемся без сцен ревности.

-Что? – замер я.

-Слушай, Фрэ, успокойся, оставь парня в покое, - пробормотал Торо. Но я вскочил на ноги, опрокинув стул, и направился к ухмыляющемуся парню. В его глазах я не увидел даже намека на страх, что немало меня удивило – вчера он выглядел так, будто наложил в штаны. Неужели стал храбрее за ночь?

Оказавшись возле него, я протянул руки, чтобы схватить его за воротник уже помятой рубашки и отбросить к стене, дезориентируя. Потеряв контроль над ситуацией, он станет лишь пешкой в этой стычке.

Белая ослепительная вспышка.

Острое лезвие полоснуло по обеим рукам. Я зашипел от боли и с непониманием уставился на свои руки, наблюдая, как скапливается кровь на ранах и крупными каплями падает на кафельный пол столовой. Одна алая полоса, словно соединяющая мои руки, шла по тыльным сторонам ладоней, задевая пальцы и запястья.

-Я предупреждал, - довольно усмехнулся Джерард. Нож в его руке на прощание блеснул лезвием и скрылся в рукаве его рубашки.

А кровь все стекала ручьями на белый пол, образуя приличную лужицу. В наступившей тишине я слышал, с каким звуком разбиваются алые капли. Мои кроссовки, любимые белые кроссовки, были запачканы. Это стало последним толчком.

-Беги, сука, - прошипел я.

И он побежал. Ловко проскользнув сквозь кольцо зевак, он вылетел из столовой и побежал, не касаясь пола. Дав для форы еще пару секунд, я издал утробное рычание и рванул следом. Сезон охоты открыт.

Расталкивая безмозглых идиотов, я схватил за ножку табуретку, небрежным движением стряхнул с нее студента и помчался за беглецом. Уже выбегая из столовой, я со всей дури ударил стулом по двери, отбивая все ненужные детали и оставляя в руках только ножку табуретки. Ругаясь сквозь зубы, игнорируя жгучую боль в руках и оставляя за собой шлейф алых капель, я бежал, глядя на черные взъерошенные волосы, мелькающие в толпе. Студенты, еще издалека видя мое приближение, спешили разойтись и прижаться к стенам. Но это мало помогало – парень был далеко от меня, явно пользуясь своим легким весом и данной ему приличной форой.

Однако всему есть предел. Вскоре я почувствовал, что начинаю выдыхаться и решил было остановить погоню – даже в огромном здании колледжа он не сможет избегать меня вечно. Но тут я снова поймал взглядом его макушку и увидел, что силы Джерарда тоже подходят к концу. Держась за бок, он залетел за очередной поворот, даже не замечая (видимо, из-за усталости), что этот коридор подозрительно пуст. Я усмехнулся под нос. Это было крыло уборщиков и завхоза, а коридор заканчивался тупиком – голой кирпичной стеной с облезшей краской. За дверями только небольшие каморки для швабр и чистящих средств без доступа кислорода, и спрятаться там он не сможет. А свои комнаты уборщики, как правило, запирают на ключ.

Победоносно улыбаясь и держась за бок, я завернул вслед за ним. Моя улыбка стала еще шире. Джерард, совершенно выдохшись, лежал в самом конце коридора, тускло освещенного старой лампочкой, у пресловутой кирпичной стены, даже не делая попыток подняться и дать отпор. Он пытался лишь восстановить дыхание, царапая пальцами пол, вытянув ноги и закрыв глаза. Рядом была приоткрыта дверь в кладовку, но он и не думал скрыться в ней, чем вызвал мою ироничную усмешку.


Сладкое предвкушение расправы над беззащитным ублюдком заставило меня улыбнуться и придало сил. Я шел медленно, ритмично постукивая по стене металлической ножкой, нагретой теплом моей руки и покрытой кровью. Я наслаждался каждым его судорожным вздохом и растягивал этот невероятный момент – мы совершенно одни, Джерард не может даже стоять на ногах, а выбить нож из слабой руки – пустяковое дело.

Когда нас разделяло всего десять метров, он внезапно улыбнулся, даже не делая попыток подняться и глядя на меня из-под опущенных ресниц. Улыбнулся, совсем как вчера, обнажив зубы. Разбитая мною же губа снова кровоточила. Он истерично захихикал, чем привел меня в ярость.

Это я, я должен здесь смеяться! Я – победитель! Я здесь главный! Я, а не этот полоумный фрик!

Словно прочитав мои мысли на моем лице, Джерард засмеялся громче, доведя меня до ручки. Издав совсем звериный рык, я побежал, замахиваясь куском стали.

Я не понял, что произошло. Раздался оглушительный грохот, череп словно взорвался на мелкие осколки от боли, кто-то издал ликующий вопль. Я сидел на коленях, выронив ножку стула и прижимая ладони к голове.

Пытаясь сфокусировать взгляд, я успел увидеть медленно ковыляющего прочь Джерарда. Рядом со мной была распахнута настежь дверь в кладовку – я видел швабры и коробки порошка. Медленно, очень медленно я восстанавливал события в хронологическом порядке.

Джерард поступил так, как не додумался бы поступить я на его месте – я бы брыкался и дрался до последнего. А он…

Он специально взбесил меня, вынуждая побежать к нему. И за секунду до удара распахнул дверь перед моим носом – я врезался в нее со всей скорости, не успев даже заметить. И сейчас он спокойно ушел, забыв обо мне, словно о жвачке, прилипшей к его кроссовку – так, фигня, проблема на пару минут.

-Урод… - пробормотал я, поднимаясь на ноги. – Заказывай себе гроб, Уэй.

Категории: Chemical Aggression
Прoкoммeнтировaть
 


Cassandra Wolkowa

читай на форуме:
Ищу друзей,чтоли..Утро всё таки и к...
:-(
пройди тесты:
Дыши со мной. 9 Глава. Взрыв эмоций или...
Школьная жизнь "Наруто" 10...
Близнецы или я Учиха. Часть 5.
читай в дневниках:
Делать мне просто нех..Ночь,Тишина,...
игра
ещё игра

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх